Удивляющий своей простотой трюк с ускоренной сменой кадров растворяет в бесконечном потоке куда-то снующих людей, фоном для которых становится разрастающийся тысячелетиями муравейник цивилизации. Такое философствующее начало — намёк не только на центральную идею «Люси», но и на повышенную динамику. Ускорить ощущение времени при просмотре на первых порах помогают десятисекундные видеофрагменты в стиле National Geographic. Документальные зарисовки о жизни зверей и человеческом обществе выступают яркими метафорами, аргументами и спойлерами, которые периодически прерывают набирающий обороты сюжет.

История превращения студентки-тусовщицы в сверхчеловека начинается с банальной ситуации под названием «не в том месте, не в то время». Мольба о пощаде случайной жертвы в комбинации с непонимающими инглиш преступниками-азиатами приводит к диковинному смешению жанров трагедии, комедии и криминального мяса. Незнающим фирменных фишек режиссёра подобный ход покажется издевательством как над драматической игрой Скарлетт Йохансон, так и над самой героиней. Впрочем, с паранормальными способностями, вызванными новомодным наркотиком, Люси сама приобретает признаки социопатии. Расталкивая мирные автомобили, несётся она в условной гонке со временем за неведомой целью, нахально перебивая таких тугодумных человеков. Зритель, увлечённый этой погоней, и сам понимает: болтать некогда. От того вечные разжёвывания Моргана Фримана такие неестественные, от того монологи самой Люси такие растянутые в своих воспоминаниях о вкусе материнского молока и дискомфорте от брекетов. А два средних нижних зуба, что залазят друг на друга в крупном плане, и вовсе опровергают подобные стоматологические вмешательства. Но все эти несостыковки и пошлости еле заметны в стремительном потоке событий, в котором уже нет места каким-то природоведческим этюдам: актриса не успевает переодеться после предыдущей сцены, зритель вместо перерыва получает несколько секунд крупных белых цифр на весь экран. Это такой процент буферизации мозговых нейронов, который несёт надежду на массовые разрушения в финале. Однако, богиня в коротком платье снимает маску Чёрной Вдовы и эффектно бойкотирует очередной бой, потому что отныне её касание несёт благословение.

Люк Бессон, будучи культовой фигурой, в очередной раз не сдержался от самокопирования. Давайте признаем, что образ женщины-воина, хранение в теле чужеродных предметов, погони на Peugeot, расовые стереотипы: всё это уже было. Но «Люси», которая даже саундтреком напоминает сборную солянку, является чем-то большим. Перед нами попытка в поп-манере раскрыть вопросы мироздания. И пусть в своих стремлениях переплести научное с религиозным она кажется слегка вторичной, но в конце концов никто не виноват в том, что «Превосходство» вышел немного раньше.