Если бы эта комедия была совсем немного другой, не настолько тщательно проработанной, то результат был бы плачевным и не таким смешным. Но как раз в «Догме» заметно, что много лет шлифовались и шлифовались острые углы, подгонялись образы. И всё же до финального монтажа никто ни в чём не мог быть уверен. Несмотря на великолепный сценарий, дело мог испортить плохой кастинг, но Кевин Смит смог решить этот вопрос и потому остался победителем в споре за популярность. Ибо ни один религиозный запрет не остановит людей, желающих весело провести время, смотря «Догму».

В начале фильма мы прекрасно видим, как воскресные службы «превратились в угрюмый подвиг». Наверное, на них скучал и сам Кевин Смит, а в книге под названием Библия он прочитал только несколько страниц про борьбу «верных и отступников». Видимо, когда он задумал писать сценарий, в голове у него была идея реванша падших ангелов, а так же немало забавных мест из той же Библии (про то, что Ной был алкашом, про «пару пожарчиков» в Содоме и Гоморре). Оставалось лишь связать историю с догматами и придумать героев, которые бы помогали и мешали ангелам-отступникам.

Образ «Божьего гласа» досталась Алану Рикману ещё и из-за его бархатистого приятного голоса (в детстве у него были проблемы с речью, и результат их решения звучит с экранов сегодня). Идея тринадцатого апостола тоже проникла в «Догму», но, поскольку считалось, что ученики Христа — воплощения добра и миролюбия, то ради забавы тринадцатым стал известный матерщинник и нахал «стенд-ап комедии» Крис Рок. Что же до музы, то Сальму Хайек, видимо, предложил Роберт Родригес, который разумно не взялся снимать «Догму», поскольку только сам Кевин Смит мог правильно подать свою иронию.

Два ангела изначально должны были быть сработанной парой. Из знакомых таковыми были Бен Аффлек и Мэтт Деймон, которые и на площадке, и вне её понимали друг друга с полуслова. Неизвестно, в какой момент было решено, что разгром у церкви учинит с виду мирный Бартлби, но это был очень неожиданный и хороший ход. Аффлек смог отличиться и показать, что у ангелов тоже едет крыша. Пожалуй, только выбор на роль Вефании Линды Фиорентино можно назвать спорным, но Линда в конце 90-х считалась значительной актрисой, и тут могло сыграть её личное обаяние.

Остальной народ, в принципе, добирался по принципу знакомства с Кевином Смитом. Альтернативные варианты не устроили, поэтому Джейсон Ли сыграл Азраила, Джордж Карлин кардинала Глика, мелькнули Брайан О’Халлоран и Джефф Андерсон, роль Бога досталась канадской певице Аланис Морисетт, поклонником которой был Кевин Смит. И, конечно, он ни на секунду не сомневался, кто будут «пророки», а именно Джей и Молчаливый Боб. Даже, если ему и намекали, что эти личности, мягко говоря, в комедию не вписываются, он отмахивался. В итоге большая часть шуток досталась говорливому Джейсону Мьюзу и фильм обрёл законченность, динамичность и признание.

Хотя некоторые ревностные католики и устроили истерику, люди умные досмотрели «Догму» и не нашли в ней жутко еретичных идей. Действительно, акция «Католичество — это круто» была бы кстати, а фраза «неважно, во что вы верите, главное — просто верить» несла в себе мудрость веков. Так что, если кто и обиделся, то это их закрепощённость виновата. А перечисленные выше люди поработали на «ура», раз «Догма» заставляет смеяться и раздумывать одновременно.

P.S. Ходили одно время слухи о «Догме 2», посвящённой исламу, но вряд ли это правда. Если за одну карикатуру на пророка Мухаммеда пол-Европы на уши поставили, то за полнометражную насмешку… В общем, Кевин Смит режиссёр хороший и рисковый, но не настолько.