Новый альбом самой техничной в мире рок-группы сильно отличается от их обычной продукции, но при этом как никогда прежде оправдывает ее название. «The Ashtoning» – это более чем двухчасовой двойной концептуальный опус-монстр из детской сказки о животворящей силе музыки, их собственная проговая «Матрица», о либретто которой невозможно говорить без гомерического хохота.

Альбом на полном серьезе повествует о том, как красавец Избранный возглавляет восстание людей против бездушной музыки Шумовых Машин и с помощью музыки настоящей побеждает всю машинизированную империю. Происходит это в 2285 году, то есть, заметим, 173 года спустя событий, описанных группой Rush в их классическом альбоме «2112» – последние не раз вспомнятся при прослушивании «The Astonishing».

Здесь в прогрессив-метале, которым известны Dream Theater, «прогрессив» явно пересилил «метал», и в соответствии с тем, к чему больше тяготеют поклонники коллектива, и будут разниться оценки ими этого альбома. Уже увертюра к 34-трековому гиганту звучит как старый добрый семидесятнический арт-рок. И это ощущение не оставляет на протяжении всего альбома, от опереточных в духе Queen треков «Lord Nafarus» и «When Your Time Has Come» до симфонической псевдоклассики «Act Of Faythe». Стоит ли говорить о высочайшем уровне продакшна и неизбежных в данном случае оркестре и хоре, а также о том, что верховодит в этом восстании против машин клавишник Джордан Рудесс. Вокалист же, Джеймс ЛаБри выступает в роли Фредди Меркьюри, что, надо признать, очень идет его вокальным возможностям.

Понятно, что подобные затеи обречены быть похороненными под грузом собственной гигантомании, — стоит лишь вспомнить творческий провал Judas Priest c их концептуальным двойником «Nostradamus». И хотя в фантазийной концепции Dream Theater легко угадать не слишком-то зашифрованную актуальную музыкальную ситуацию, подобные вещи не могут сегодня не выглядеть комично. К тому же, при своем антимашинном пафосе сама группа парадоксальным образом звучит как самая настоящая совершенная супермашина. Но как бы ни было легко ругать «The Astonishing», что-то все же трогает за сердце в этом искреннем посвящении семидесятническому року во всех его проявлениях.