Конечно, лукавством было назвать эту картину «Безумный Макс» — ведь номинально главный герой большую часть времени выступает в роли пассивного наблюдателя, а универсальный образ блуждающего по разрушенному миру стрелка на этот раз принижается до банально спасающего свою шкуру зверя. Харди хомячит щеками словно Дженнифер Лоуренс и играет колоритное дерево, но в конечном счёте на это плевать — женщины крадут здесь всё действие, оказываясь самым ценным грузом и самой большой угрозой. Изломанная однорукая Фуриоса, полубеременные почтимодели Викториа Сикрет, престарелые и не очень амазонки-мотоциклистки — все они готовы не глядя пустить местное нарочито ущербное мужское население в расход.

Объяснять сюжет «Дороги ярости» нет смысла — Джордж Миллер два часа практически просто так гоняет туда-сюда по бескрайним пустыням несколько десятков колёсных отпрысков механиков-франкенштейнов, сталкивая и ломая их с восторгом десятилетнего кровожадного мальчишки. Постапокалиптический мир дизельпанка, населённый фриками, грызущими друг друга за бензин, воду и патроны интересует его куда больше развёрнутых сюжетных конструкций — беря за основу погоню за фурой как лучшую сцену оригинальной трилогии, австралийский кинодел просто растягивает её до двух часов или трёх безумных дней. Где-то на периферии мелькают детально проработанные декорации, потенциально интересные персонажи и очередной карго-культ, но на всё это попросту не хватает времени — пока зритель осознаёт богатство кадра, действие успевает убежать далеко вперёд.

-

Здесь правит бал лютое безумие, а создатели порой откровенно дразнят зрителя — демонстрируют гигантскую пещерную цитадель с парниками, фермой грудного молока и хранилищем молодых жён, чтобы практически сразу же оставить её позади несущихся в далёкое никуда автоколонн, а после бешеного старта под аккомпанемент гротескной музыкальной системы с инфернальным гитаристом во главе берут настолько неожиданную паузу, что кажется, будто фильм уже добрался до финиша. Закольцованное действие дополняет это трюкачество и в пору бы заскучать, но по хорошему злой экшн оставляет времени лишь на пару вздохов и снова бросает многочисленных героев внутрь грохочущего месива. Стержневой персонаж франшизы отодвинут на задний план, но новый справляется не хуже — Шарлиз Терон под конец играет чуть ли не надрыве, отчаяние и бешенство застилают глаза и впору бы доказать, что надежда в этом мире больше не живёт, но такие финалы (к сожалению) не для блокбастеров.

Несмотря на засилье женских образов «Дорога ярости» получилась настоящим брутальным фильмом, зубодробительным бездорожным боевиком с намертво зажатой педалью газа. Рёв моторов, грохот сминающих друг друга машин и безумцы, рвущие на части таких же безумцев посреди бьющегося в агонии мира — то, чего не хватало широким экранам уже давно.