Вы, наверно, заметили, что вот уже лет десять многие заправские киноманы на разные лады повторяют что-то в духе: «Да, Тарантино нынче не тот пошел… Вот раньше он давал — да-а…». «Ага, — вторят им в ответ другие. — А Гай Ричи-то! Размяк! Где новый «Большой куш» (в переводе Гоблина)? Почему вместо него нам дают большой кукиш?!». Потом выходят новые фильмы Ридли и Тони Скотта и такие разговоры немного утихают или меняют своих адресатов…

Проблема в том что мы стали оценивать фильмы совсем не по реальной выразительности киноязыка, которым они изложены. А по некому эталону, которым, как правило, является впечатление от наиболее удачной, на наш взгляд, картины режиссера. Кино — это вообще такая штука, которую препарировать-то можно как угодно, а вот оценивать на публике — только на свой страх и риск. Потому что у публики этой уже наверняка накопились какие-то свои ожидания — тут же появятся несогласные с тобой, потом согласные, а за ними несогласные и с тобой, и с несогласными…

Ну а ожидания эти, опять же, сформированы тем самым эталонным ощущением. Но иногда режиссер может снять новый фильм-впечатление, который затмит у тебя предыдущие эталоны. Иногда для этого, наверно, нужно пройти через один непростой развод…

К чему я все это? А к тому, что Гай Ричи снял прямо-таки восхитительного Шерлока Холмса!

Ну да, не без поправок на современные трактовки некоторых деталей и переработку сюжета. Но его Холмс, тем не менее, едва ли не дословно сошел со страниц оригинальных конан-дойловских рассказов, сохранив на экране множество нюансов из рассказов и даже некоторые авторские ремарки. В фильме нашлось место и кокаину с разными другими медикаментами, и борицу, и скрипке, и Майкрофту, и трубке, и портрету Ирен Адлер, оставленному Холмсу в «Скандале в Богемии».

Кстати, читая о фильме, имейте в виду, что в нем сохраняется довольно интересная и сложная детективная история, расписанная на множество ходов — спойлеров будет сложно избежать. Я поэтому ограничусь описанием общего впечатления, ладно?

Если гениального сыщика вы знаете лишь по фильмам Игоря Масленникова, то может показаться, что Холмс стал тут больше похож на доктора Хауса какого-то, чем на «классического» в блестящем исполнении Василия Ливанова. Однако «классический» в нашем понимании — это, скорее, выхолощенный и купированный персонаж, тогда как доктор Хаус — довольно популярное мнение — менее приятное на вид, но очень обаятельное подражание «настоящему» Холмсу.

Учитывая, что рассказы о приключениях Шерлока Холмса — чтиво развлекательное, вряд ли в 2009 году стоило ожидать от фильма чего-либо другого, кроме упражнения в стиле кинокомикса. Наше с вами счастье, что взялся за это именно Гай Ричи — мастер по рассказыванию лондонских криминальных «палп»-историй.

Викторианский антураж, фактурнейший кастинг, играющий в театре Гамлета Джуд Лоу и Роберт Дауни мл. могли бы уже неплохо смотреться и без сюжета, разве нет? Но оставшийся вполне аутентичным конандойловский детектив с грубоватым чувством юмора Гая Ричи под музыку Ханса Циммера составили такой сочный компот, что он начинает бродить и пузыриться уже с самого начала.

В каком-то смысле мы вернулись к одному из первоисточников многих современных детективных экшнов. Поэтому какая-нибудь схватка главного героя с его противником в каком-нибудь опасном месте, с одной стороны, может считаться штампом, с другой — является обязательным элементом.

«Викторианские» детективы — это всегда заманчивое предложение, будь это новоанглийская «Сонная лощина», лондонский «Из Ада», трансильванский «Ван Хельсинг» или парижский «Видок». Но вот Шерлок Холмс для кино последних лет двадцати был образом то ли недостаточно привлекательным, то ли не очень популярным, то ли слишком сложным. Однако теперь с ним всё в порядке. Он есть. Он такой, как надо. И, будем надеяться, будет снова.