В отношении нового фильма маэстро криминальной комедии удивительно равноправны два почти противоположных заявления: что это целиком и полностью детище Гая Ричи и что это фильм, в котором Гая Ричи куда меньше, чем в любой другой картине с его именем в титрах. И такое, своего рода, двоемыслие, оно не случайно. «Агенты АНКЛ» родились там, где встретились классические фильмы, вроде того же «Буч Кэссиди и Сандэнс Кид», которым вроде как вдохновлялся режиссёр, экранизации романов Джона ле Карре, картины про Бонда и свора каких-нибудь недурственных комедий. Ричи здесь выступил сцепляющим элементом, благодаря которому и стало возможным соединение, зачастую, трудно соединяемого: атмосферы холодной войны и шуток в стиле «упасть в пустой бассейн», дружелюбия и подозрительности, чести и хитрости, политической сатиры и совершенно аполитичных ноток. И такие эксперименты для режиссера не новость. Разве в обоих своих «Шерлоках» он не занимался тем же? Не складывал вместе идеи, которые до него мало кто видел рядом?

История сотрудничества главных героев развивается на фоне холодной войны, и, несмотря на общую мораль фильма, выказывающую попытку отойти от политики и национальных особенностей, от них, разумеется, никуда не деться. И здесь «Агенты АНКЛ» приятно удивляют. По большому счёту, за исключением некоторых моментов, этот фильм — сильный пример того, как надо разрабатывать такие темы, когда делаешь не документальное кино, а игровое, да еще и развлекательное. Хотя поначалу так не кажется. Русский агент Курякин производит впечатление эдакого типичного медведя, особенно на фоне американского умницы Наполеона Соло.

Однако, чем дальше в дебри, тем сильнее понимание: Ричи, в хорошем смысле, по барабану. Он хвалит и тех, и других, стебёт и тех, и других, положительные качества, отрицательные качества — в принципе, всё поделено поровну. Русский персонаж для Ричи совсем не загадка. В известном смысле, он такой же, как и американец, разве что попроще, попрямее, почестнее, а еще у него более развито чувство справедливости и эмоции свои ему сдерживать труднее. Что любопытно, кинематографически эти качества советского агента в картине обыграны отдельно: эпизодами экран мутнеет, а Арми Хаммер покрывается потом, строит страшные глаза и всеми силами противостоит сжатию собственных кулаков. Впрочем, с появлением по ходу фильма вежливой, предусмотрительной и интеллигентной британской стороны, все удивительные оттенки в отображении характеров, противостояния и сотрудничества американца и русского объясняются, и о гражданстве режиссера на всякий случай вспоминаешь. Но обаяние действия к тому моменту уже берёт своё.

Высокая динамика фильма, постоянно подгоняемая незатянутыми сценами перестрелок, погонь, драк, фирменный быстрый, завораживающий режиссерский монтаж с обилием флэшбеков, юмор разной степени толщины делают и без того нехилую историю еще более интересной, более стильной, задорной. После второго «Шерлока», где Ричи почти скатился в фальшь, взявшись улучшать то, что улучшать не следовало, такой вот хороший, классический фильм, с типичным проявлением режиссерского «Я», с абсолютно узнаваемыми чертами, с привычным углом зрения выглядит не извинением, конечно, нет. Но чем-то вроде напоминания о том, кто здесь, если хотите, батька. И это приятно. В некотором смысле, нет ничего лучше, когда твой хороший знакомый, с которым вы некоторое время назад чутка отдалились друг от друга, возвращается и показывает, что он практически сохранил в себе всё то, за что ты его всегда и ценил. Повзрослел, конечно, и хулиганит уже не так ярко, но требовать повторить себя прямо вот того самого — наверное, значило бы капризничать и не уметь довольствоваться тем, что имеешь.