Вот уже лет десять или около того как школа перестала быть храмом науки и стала средоточием гнобления, издевательства, матершины и прочего физического и морального насилия над личностью, с тех пор как в обиход активно вошли понятия «крутой» и «лох». Крутыми становятся те, кто сильнее, наглее, деградированнее по отношению к традиционным нравственным ценностям, а те, кто слабее, добрее или живут по принципу «относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе» тут же зачисляются в ряды лохов, для которых каждый день в школе становится пыткой из-за унижений, оскорблений и рукоприкладства, происходящих в режиме нон-стоп.

Фильм «Все умрут, а я останусь» является отражением нашего времени, современных школьных будней, которые половине учеников требуется просто пережить. Это фильм о моём поколении, фильм о том, что сейчас творится в школах, как бы это ни было прискорбно.

Я узнаю эту школу. Таких полно в каждом городе. Обычная МОУ СОШ, дающая весьма посредственное образование, в которой работают учителя весьма среднего уровня, разглагольствующие о том, что они пытаются давать неблагодарным ученикам знания, пытаясь отправить их во взрослую жизнь не полными тупицами, и не решающие никаких действительных проблем, возникающих в школьном обществе. Школа, обычная во всём: в своём интерьере, в своей посредственности, в манере административного управления, в бездействии её администрации, когда какие-либо действия требуются.

Узнаю учителей, директрису, которые из-за одной непослушной ученицы налагают взыскание на всех, не задумываясь о том, чем это может обернуться для виновницы общественного наказания и её подруг. Такие учительницы по старинке считают себя второй матерью учеников и вмешиваются, куда не следовало, делая этим только хуже и осложняя ученикам жизнь. К слову, в моей школе проведение дискотек отменили из-за таких же отличившихся.

Узнаю крутых старшеклассниц, у которых радость в жизни — издеваться над младшими, которые в силу того, что они младше, слабее и менее круты, боятся их. У таких главное в жизни — собираться на перекур в школьном туалете и рассказывать друг другу о своих сексуальных связях, пьянках и гулянках.

Узнаю сам туалет как место сбора таких крутых. Только там можно курить, создавая этим вокруг себя ореол крутости и силы.

Узнаю трёх подруг, главных героинь, которые в силу своих взглядов, личных и семейных обстоятельств оказываются козлами отпущения для старших и не имеют сил, чтобы достойно им ответить. Они учатся в 9-ом классе, который является порогом, переступив который становишься старшеклассником, то есть более взрослым, более уважаемым. Но этот порог еще надо переступить. Им осталось немного, но быть взрослыми хочется уже сейчас, а не через год. Уже сейчас хочется пить алкоголь, курить, заводить парней, быть более свободными и независимыми, а родители и учителя продолжают обращаться с ними как с маленькими, продолжают воспитывать.

Узнаю жизнь Кати, чьи родители застряли своими взглядами и мышлением в эпохе социализма, когда серьга в пупке, относительно фривольное поведение и замечание учителя было позором. Они пытаются воспитывать дочь в духе того, как воспитывали их, а именно поркой, не понимая, что ценности и устои жизни молодого поколения отличаются от их, и что у молодежи теперь наказание является толчком к еще большему бунту и противопоставлению себя.

Узнаю вот эти школьные дискотеки, явиться на которые — дело чести, потому что дискотека, как и алкоголь, и курение, и секс, классифицируется у школьников как взрослый поступок. Каждый хочет пойти на дискотеку, потому что там будут все. А школьные «сливки» на таких мероприятиях любят устраивать разборки козлам отпущения, чтобы время для них прошло более весело.

Узнаю желание Жанны напиться, последствия чего потом оказываются тяжёлыми. Ведь напиться — это у современной молодежи означает быть взрослой.

Узнаю «дружбу» со старшеклассницами (эпизод распития вина в туалете), когда надо им во всём подыгрывать и пить/курить, как они велят, иначе и они из нейтральной стороны превратятся во врагов.

Узнаю желание подруг отделаться от главной «лохушки» в их компании, чтобы не привлекать к себе внимание врагов-старшеклассниц.

Узнаю дружбу Кати с Лялей, возникающую между двумя одиночками с целью не быть больше таковыми, когда Катя, брошенная подругами, тянется к более «забитой» девочке, которая её не отвергнет.

Узнаю таких подруг как Ляля, которые способны только утешать после, но никогда не заступятся и не защитят. Их можно понять — они тоже слабые, но именно за их слабость и их бездействие их хочется ненавидеть.

Узнаю интерес к парням-старшеклассникам. Они взрослые, они, можно сказать, местная элита, встречаться с ними престижно.

Узнаю интерес парня к девушке, когда его интересует не она, а желание заняться с ней сексом, что зачислит её в список его побед, и о чем потом узнает всё школа, а она станет посмешищем.

Узнаю слова парней «посиди с нами немножко, ну, чё ты?» и тому подобные, что означает мероприятие, называемое блядством.

Узнаю драку «сильный против слабого», начинающуюся из-за одного даже не матерного, а просто легкого оскорбительного слова, которую все те, кто находятся в рядах зрителей, стремятся снять на камеру мобильника, чтобы потом в компании пересматривать и ржать.

Узнаю желание слабых издеваться над более слабыми — для них это способ самоутверждения, демонстрация себе, что хоть над кем-то ты имеешь преимущество в силе, и бальзам на душу после пережитых унижений, осуществление подсознательного желания «пусть не мне одной будет плохо».

Узнаю сочувствие родителей своей пострадавшей дочери. Только после трагичного итога они начинают пытаться что-то исправить и проявить свою родительскую любовь, но оказывается уже слишком поздно, и их слова о подарках уже ничего не изменят.

Конечно, не все школы такие, не все подростки такие, не все родители такие. Но и таких полно — достаточно оглянуться по сторонам, если самому не приходилось с этим сталкиваться.

Сценарий фильма — развитие сюжета, реакции героев, диалоги — всё точно подмечено, взято из реальной жизни; актёрская игра — перед глазами современные школьники (если не брать во внимание разницу в возрасте актёров и героев) и их жизнь; режиссура — полное погружение в наши неприятные реалии; операторская работа — не совсем ровная, но удобосмотримая, создающая ощущение документальной съёмки, еще более приближающая фильм к реальности путём отсутствия глянца картинки.

Жизненное кино, реалистичное, правдивое, социально острое.